?

Log in

No account? Create an account
Первый пошел! - Вечера на хуторе близ Кремля [entries|archive|friends|userinfo]
Вечера на хуторе близ Кремля

[ О нас | 302 группа вечерки журфака МГУ ]
[ Архив | подшивка ]

Первый пошел! [Dec. 12th, 2010|01:30 pm]
Вечера на хуторе близ Кремля

after_dark_02

[perplexed_l]
Итак, тут немало, но пусть каждый выберет те изречения Сенеки, которые больше ему по душе. 

Письмо 1
Наибольшую часть жизни тратим мы на дурные дела, немалую - на безделье, и всю жизнь - не на те дела, что нужно.
Все у нас, Луцилий, чужое, одно лишь время наше.
Письмо II
Первое доказательство спокойствия духа - способность жить оседло и оставаться с самим собою. Но взгляни: разве чтенье множества писателей и разнообразнейших книг не сродни бродяжничеству и непоседливости? Нужно долго оставаться с тем или другим из великих умов, питая ими душу, если хочешь извлечь нечто такое, что в ней бы осталось. Кто везде - тот нигде.
Письмо IV
Сделай шаг вперед - и ты поймешь, что многое не так страшно как раз потому, что больше всего пугает.
Большинство так и мечется между страхом смерти и мученьями жизни; жалкие, они и жить не хотят, и умереть не умеют.
Кто презирает собственную жизнь, тот стал хозяином твоей.
Об этом должны мы думать и помнить постоянно, если хотим безмятежно дожидаться последнего часа, страх перед которым лишает нас покоя во все остальные часы
"Бедность, сообразная закону природы, - большое богатство.
Письмо V
Избегай появляться неприбранным, с нестриженной головой и запущенной бородой, выставлять напоказ ненависть к серебру, стелить постель на голой земле, - словом, всего, что делается ради извращенного удовлетворения собственного тщеславия.
Философия требует умеренности - не пытки; а умеренность не должна быть непременно неопрятной.
Письмо VI
Гекатон: "Ты спросишь, чего я достиг? Стал самому себе другом.
Письмо VII
Нет врага хуже, чем толпа, в которой ты трешься. Каждый непременно либо прельстит тебя своим пороком, либо заразит, либо незаметно запачкает.
Дальше от народа пусть держится тот, в ком душа еще не окрепла и не стала стойкой в добре: такой легко переходит на сторону большинства
. "Но чего ради я учился?" - Нечего бояться, что труд твой пропал даром: ты учился ради себя самого.
Письмо VIII
"Избегайте всего, что любит толпа, что подбросил вам случай! С подозрением и страхом остановитесь перед всяким случайным благом! Ведь и рыбы, и звери ловятся на приманку сладкой надежды! Вы думаете, это дары фортуны? Нет, это ее козни. Кто из вас хочет прожить жизнь насколько возможно безопаснее, тот пусть бежит от этих вымазанных птичьим клеем благодеяний, обманывающих нас, несчастных, еще и тем, что мы, возомнив, будто добыча наша, сами становимся добычей. Погоня за ними ведет в пропасть. Исход высоко вознесшейся жизни один - паденье. К тому же нельзя и сопротивляться, когда счастье начинает водить нас вкривь и вкось. Или уж плыть прямо, или разом ко дну! Но фортуна не сбивает с пути - она опрокидывает и кидает на скалы.
Угождайте же телу лишь настолько, насколько нужно для поддержания его крепости, и такой образ жизни считайте единственно здоровым и целебным. Держите тело в строгости, чтобы оно не перестало повиноваться душе: пусть пища лишь утоляет голод, питье - жажду, пусть одежда защищает тело от холода, а жилище - от всего ему грозящего. А возведено ли жилище из дерна или из пестрого заморского камня, разницы нет: знайте, под соломенной кровлей человеку не хуже, чем под золотой. Презирайте все, что ненужный труд создает ради украшения или напоказ. Помните: ничто, кроме души, недостойно восхищения, а для великой души все меньше нее".
Не наше то, что нам дано фортуною.
Письмо IX
Кто заводит друзей на всякий случай,тот лишает дружбу ее величия.
Письмо Х
Никакая мудрость не устраняет природных изъянов тела или души: что заложено в нас рождением, то можно смягчить, но не победить искусством.
Письмо XII
"Жить в нужде плохо, но только нет нужды жить в нужде
Письмо XIV
Таких вещей три, если я не ошибаюсь: мы боимся бедности, боимся болезней, боимся насилия тех, кто могущественней нас.
Старинное наставление называет три вещи, которых надо избегать: это - ненависть, зависть и презрение.
Кто мудр, тот во всем смотрит на замысел, а не на исход.
Письмо XVII
… бедность же ничем не отягчена и не знает страха. Прозвучит сигнал трубы 2 - бедняк3 знает, что не его она зовет; когда кричат о наводнении, он думает о том, как бы выйти самому, а не о том, что бы такое вынести;
Эпикура. "Многие, накопив богатство, нашли не конец бедам, а другие беды.
Нет разницы, положишь ты больного на деревянную кровать или же на золотую: куда его ни перенеси, он понесет с собою болезнь4. Так же не имеет значения, окажется больная душа в бедности или в богатстве: ее порок всегда при ней.
Письмо XVIII
"Неумеренный гнев порождает безумие
Письмо XIX
Величайшая беда человека, занятого и поглощенного своим имуществом, - в том, что он многих мнит друзьями, не будучи им другом, и думает, будто приобретает друзей благодеяниями, тогда как люди больше всего ненавидят тех, кому больше обязаны
Письмо XX
Первая обязанность мудрого и первый признак мудрости - не допускать расхождения между словом и делом и быть всегда самим собою.
Это очень много - не развратиться, живя под одной кровлей с богатством. Велик тот, кто и в богатстве беден
Письмо XXII
Немногих удерживает рабство, большинство за свое рабство держится.
Ни у кого нет за спиною сделанных дел: все отложили мы на будущее
Достиг вершины тот, кто знает, чему радоваться, кто не отдает своего счастья на произвол других
"Плохо живут те, кто всегда начинают жизнь сначала". Ты спросишь, почему: ибо эти слова нуждаются в разъяснении. - Потому что жизнь у них никогда не завершена. Не может быть готов к смерти тот, кто едва только начал жить. Поступать нужно так, будто мы уже довольно пожили. Но так не может думать тот, кто едва приступает к жизни. Напрасно мы полагаем, будто таких людей мало: почти все таковы. А некоторые тогда и начинают жить, когда пора кончать. А если тебе это кажется удивительным, я могу удивить тебя еще больше: некоторые кончают жить, так и не начав.
Письмо XXIV
"Только люди бывают так неразумны и даже безумны, что некоторых заставляет умереть страх смерти".
Письмо XXV
Одиночество для нас - самый злой советчик
Где нельзя проверить свое знание на опыте, там следует учиться постоянно.
Письмо XXVIII
Сенека приветствует Луцилия!
… удивляешься тому, что и долгое странствие, и перемена мест не рассеяли твоей тоски и угнетенности духа.
Сократ: "Странно ли, что тебе нет никакой пользы от странствий, если ты повсюду таскаешь самого себя?"
Надо жить с таким убеждением: "Не для одного уголка я рожден: весь мир мне отчизна"
"Знать свой изъян - первый шаг к здоровью".
Письмо XXXI
Но чтобы добродетель б.ыла совершенной, нужно еще вот что: пусть будет твоя жизнь равна себе, пусть ничто в ней не противоречит одно другому, а это невозможно без знания и без искусства, позволяющего познать божеское и человеческое… "Как же прийти к этому?" … Нужно искать нечто такое, что не подпадает день ото дня все больше под власть, не знающую препятствий. Что же это? Душа, но душа непреклонная, благородная, высокая. Можно ли назвать ее иначе как богом, нашедшим приют в теле человека?
Письмо XXXIII
Не та красива, у которой хвалят руку или ногу, а та, у кого весь облик не позволит восхищаться отдельными чертами.
На мой взгляд, все эти не создатели, а толкователи, прячущиеся в чужой тени, не обладая ни каплей благородства, век не осмелятся сделать то, чему так долго учились. Они понаторели запоминать чужое. Но одно дело помнить, другое знать! Помнить - значит сохранять в па мяти порученное тебе другими, а знать это значит делать и по-своему, не упершись глазами в образец и не оглядываясь всякий раз на учителя.
Письмо XXXV
Друг всегда любит, но кто любит, тот не всегда друг. Потому что дружба приносит только пользу, а любовь иногда и вред.
Письмо XXXVI
Счастье - вещь беспокойная: оно само себе не дает ни отдыха, ни срока и на множество ладов тревожит наш ум.
Письмо XXXIX
. Все желания имеют предел, кроме суетного и рожденного похотью: ему предела нет. Необходимое измеряется пользой, излишнему где найдешь границу
Письмо XL
Запомни, что стремительный напор и многословие больше пристали бродячему говоруну, чем толкующему о предметах серьезных и важных и тем более поучающему.
Письмо XLI
Незачем ни простирать руки к небесам, ни просить прислужника в храме, чтобы он допустил нас к самому уху кумира, как будто тот лучше услышит нас: ведь бог близ тебя, с тобою, в тебе! (2) Говорю тебе, Луцилий, что в нас заключен некий божественный дух, наблюдатель и страж всего хорошего и дурного, - и как мы с ним обращаемся, так и он с нами.
Душа, а в ней - совершенный разум. Ведь человек - разумное существо; значит, для него высшее благо - выполнить то, ради чего он рожден. А что требует от него разум? Ничего трудного: только жить согласно своей природе
Письмо XLII
Меньше будет денег? Значит, и меньше докуки. Меньше милостей? Значит, и меньше зависти. Взгляни, что доводит нас до безумия, что мы теряем со слезами, - и ты поймешь, что горек не сам урон, а мнение о нем. Никто не чувствует потери, - о ней только думают. Кто сохранил себя, тот ничего не потерял, но многим ли удается сохранить себя?
Письмо XLIV
Кто благороден? Тот, кто имеет природную наклонность к добродетели.
Письмо XLVII
Но вот общая суть моих советов: обходись со стоящими ниже так, как ты хотел бы. чтобы с тобою обходились стоящие выше.
linkReply

Comments:
[User Picture]From: ellie_parker
2010-12-20 08:46 pm (UTC)

мурмяу

Сенька рулит, респектон Любе!
(Reply) (Thread)